Orchideya-salon.ru

Мода и Здоровье
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Советская гимнастка сломавшая позвоночник

«Если хочу жить, то из больницы надо бежать»

Она выиграла чемпионат мира, но в 20 лет стала инвалидом

Советская гимнастка Елена Мухина к 18 годам стала абсолютной чемпионкой мира и готовилась участвовать в Олимпийских играх 1980 года. Выполняя на тренировке рискованный элемент, спортсменка получила перелом шеи и на всю жизнь осталась парализованной. О трагедии Мухиной рассказывает «Лента.ру».

Запрещенный прием

За месяц до Олимпиады-80 самая перспективная на тот момент гимнастка СССР Елена Мухина не была уверена, пройдет ли в состав национальной сборной. Травмы, наступающие на пятки конкурентки, недопонимание в отношениях с тренером отдаляли спортсменку от заветной золотой медали. Нужно взять себя в руки и больше тренироваться, думала 20-летняя Мухина.

Ее наставник Михаил Клименко уехал пробивать спортсменке место в сборной, и Елена вынуждена была заниматься самостоятельно. Она продолжала упорные тренировки и, чтобы выглядеть увереннее конкуренток, решила взяться за сальто Томаса. Этот элемент, впоследствии запрещенный, состоит из поворота через себя и сложнейшего (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) прыжка, приземление которого происходит не на ноги, а головой вниз, в кувырок.

Исполняя роковой элемент, гимнастка неудачно оттолкнулась, ей не хватило высоты, и вращение получилось неполным — она врезалась спиной в помост. Мухину сразу увезли в больницу, где врачи поставили страшный диагноз: перелом шейного отдела позвоночника.

Спинной мозг спортсменки был сдавлен, а значит, она в любой момент могла умереть. Нужно было срочно проводить операцию. Но, по слухам, Мухину удалось прооперировать только на третий день, хотя по другим данным ею занялись сразу же, без проволочек. Так или иначе, 20-летняя гимнастка попрощалась со спортом: ее полностью парализовало.

Победить за счет упорства

Елене с ранних лет пришлось быть сильной. В пять лет она потеряла родителей, ее воспитывала бабушка Анна Ивановна. В отличие от большинства девочек, мечтавших стать артистками, Лена с детства хотела стать гимнасткой. Когда в школе объявили набор в секцию, она побежала записываться первой. «Однажды на уроке появилась мастер спорта Антонина Павловна Олежко и говорит: кто хочет заниматься в гимнастической секции — поднимите руку. Я чуть не закричала от радости», — вспоминала Мухина.

Девочка поразила тренеров работоспособностью и желанием добиваться результата. Мухину, единственную из школы, пригласили в «Динамо», к тренеру Александру Эглиту. Потом он перешел работать в ЦСКА и забрал Лену с собой. Там ее и заметил Михаил Клименко. Подполковник в запасе, главный тренер гимнастов ЦСКА, он отличался строгим, по-настоящему армейским характером. До этого Клименко тренировал только мужчин, однако, заметив упорство Мухиной, взялся за нее.

Подполковник чувствовал, что скромница и тихоня Мухина очень работоспособна и талантлива, и за два года сумел вырастить из девочки профессиональную гимнастку. Клименко подготовил для своей 16-летней подопечной очень сложную программу, которую она довела до совершенства. Ей прочили место в составе национальной команды на Олимпиаде-1976 в Монреале. Однако на Игры гимнастка не попала. За полгода до соревнований Лена получила серьезную травму позвоночника, и спортивное руководство оставило Мухину за бортом сборной СССР.

Спортсменка не хотела сдаваться, и с травмой, в ортопедическом воротнике, упорно продолжала тренироваться. Клименко не запрещал ей заниматься. Несмотря на риск для здоровья, девушка сумела оправиться от перелома и быстро вернулась к прежнему высочайшему уровню.

Успех

Самоотверженность Мухиной принесла свои плоды. В 1976 году спортсменка стала второй в многоборье на чемпионате СССР и Европы. На континентальном первенстве в Чехии Мухина выиграла три личные золотые награды. Именно в Праге гимнастка впервые выполнила впоследствии ставшее для нее роковым сальто Томаса.

В 1977 году, окрыленная первыми успехами, спортсменка тренировалась еще больше. На одном из занятий, выполняя опасный элемент, она сильно ударилась о брусья, однако и не подумала уйти из зала и отработала программу почти в бессознательном состоянии. Усилия Мухиной не прошли даром: она стала лучшей гимнасткой СССР. В 1978 году ее отправили на чемпионат мира во Францию, где спортсменка блистала на помосте. Там Елена Мухина стала абсолютной чемпионкой мира, встав в один ряд с великими советскими гимнастками Галиной Шамрай, Ларисой Латыниной и Людмилой Турищевой

Гимнастка Нелли Ким вспоминала о том мировом первенстве: «Абсолютной победительницей стала Лена Мухина — настоящая чемпионка, без всяких оговорок. Самая сложная программа, виртуозность, мягкость, женственность. Вернулись в Москву — октябрь, осень, холодно, а у нас у всех весна в сердцах и улыбки до ушей. Но, конечно, Мухину и Андрианова (Николай Андрианов — один из самых успешных гимнастов в истории сборной СССР — прим. «Ленты.ру») встречали особенно торжественно — они же абсолютные чемпионы!»

Мухина на том чемпионате оставила позади пятикратную олимпийскую чемпионку — румынскую звезду Надю Команечи. Россиянка попала в финал на трех снарядах из четырех, завоевала серебро на брусьях и бревне и разделила золото в вольных упражнениях с двукратной олимпийской чемпионкой Монреаля Нелли Ким.

После чемпионата мира Мухина начала готовиться к главному турниру жизни — домашним Олимпийским играм. В 1979-м она сломала ногу и была вынуждена ходить в гипсе, но, по настоянию Клименко, продолжала тренироваться. Когда девушка работала на снарядах, то приземлялась на одну ногу — здоровую. Из-за нагрузок сломанные кости не срослись. Однако спортсменка, вопреки здравому смыслу, через два месяца после снятия гипса вновь выполняла сложные комбинации, оставаясь в зале до глубокой ночи.

Начало конца

Не сумев до конца восстановиться после травмы, Мухина поехала на предолимпийские сборы в Минске — последние в ее профессиональной карьере. У Лены болели голеностопы и колени, началось воспаление руки, да и психологическое состояние было тяжелым: пошли слухи, что она снова останется без Олимпиады.

Напряженная атмосфера, царившая вокруг Мухиной, не прошла для нее бесследно. По воспоминаниям коллег, в последние до роковой тренировки дни гимнастка была усталой и заплаканной. У чемпионки мира ни на что не хватало сил. При этом Клименко отказался менять программу Мухиной, которая оставалась сложнейшей в мире.

Тренер лелеял мечту об олимпийских медалях и, оставив Мухину тренироваться в Минске самостоятельно, поехал биться в кабинетах начальства за то, чтобы Елену включили в основной состав олимпийской команды. Перед отъездом у Мухиной и Клименко состоялся откровенный разговор. Она умоляла убрать из программы сальто Томаса, говорила, что ей не хватает скорости и высоты для его выполнения, но тренер был непреклонен.

«Я несколько раз видела свое падение во сне, — вспоминала впоследствии Мухина. — Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются».

Говорят, что Клименко, уезжая, запретил Мухиной исполнять на самостоятельных тренировках сальто Томаса, однако Лена все же решилась на рискованный элемент.

Взаперти

После падения Мухина перенесла множество операций. Через какое-то время у нее начали отказывать почки. Каждый раз врачи с трудом выводили спортсменку из послеоперационной комы. «После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больницы надо бежать, — рассказывала Мухина. — Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять отношение к жизни: не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума».

Как и в годы профессиональной карьеры, Мухина решила идти до конца. Превозмогая боль, она научилась самостоятельно садиться, пользоваться столовыми приборами, писать печатными буквами. Уметь держать ручку в руках было особенно важно, ведь Елена решила получить высшее образование. Она победила и здесь — успешно окончила Московский институт физкультуры.

По воспоминаниям знакомых, неподвижная гимнастка часто уходила в мир фантазий, где она была здоровой и сильной. Мухина верила, что у человека несколько жизней, уверяла, что видит прошлое и будущее человека, и с удовольствием рассказывала об этом.

В 1983 году к Мухиной приехал тогдашний президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч и вручил ей высшую награду олимпийского движения — Олимпийский орден, несмотря на то, что спортсменка так и не побывала на заветных Играх. Однако минута славы ее не порадовала. Она отвечала на вопросы журналистов, но понимала, что вскоре снова останется совсем одна.

Сразу после трагедии Клименко перебрался в Италию. По возвращении в Москву тренер захотел встретиться с бывшей подопечной, однако Мухина наотрез отказалась. Она не винила его в случившемся, но общаться с ним не захотела.

Мухина умерла 22 декабря 2006 года в своей квартире. Истощенная 26-летней неподвижностью, она скончалась от сердечной недостаточности. Легендарной гимнастке было 47 лет.

Смертельное сальто Елены Мухиной

Мухина стала знаменитой в одночасье, именно в 1978 году, когда выиграла абсолютное первенство мира. Через два года она получила тяжелейшую травму и 26 лет была прикована к инвалидной коляске.

Читать еще:  Фитнес йога отзывы

Лену Мухину называли гимнасткой от Бога. Она просто рождена была побеждать. «В ней жил озорной чертенок, — скажет однажды тренер сборной СССР Леонид Аркаев, — и вместе с тем она была пластична, женственна. Петля Мухиной на брусьях — вообще шедевр мировой гимнастики». С ней занимались большие тренеры. Потому что они видели, что ей дано очень много. Она была настолько работоспособна, что все, кто был рядом с ней, знали: у этой девочки великое будущее.

Сначала Лена тренировалась в «Динамо», у прославленного тренера Александра Эглита. Эглит вскоре начал работать в ЦСКА и своих учениц бросать не захотел. И юная гимнастка стала, по просьбе Эглита, воспитанницей Михаила Клименко , который только что ушел с большого помоста, как говорят, до конца себя не реализовав.

Клименко тренером был жестким, иногда даже жестоким. Торопился делать из своих учениц чемпионов. Первый раз тяжелую травму Мухина получила в 15 лет. На Спартакиаде народов СССР Лена травмировала шейные позвонки. Надо было долго лечиться, ведь ей даже голову повернуть было трудно. Но, как рассказал нам работавший в то время в отделе спорта корреспондентом Сергей Шачин, каждый день в больницу к ней приезжал тренер Клименко. Он уводил ее в зал, где Лена тренировалась целый день без ортопедической повязки, которая была ей просто необходима.

Потом Лена несколько раз ломала ребра, у нее было сотрясение мозга, она несколько раз подвернула голеностопы на обеих ногах. Но она продолжала тренироваться, превозмогая боль. Слышал от многих, что она боялась гнева тренера. Лена скрывала травмы, если это было возможно.

На чемпионате мира во Франции она стала лучшей гимнасткой. Перед Играми в Москве она готовила новую программу, в которую был включен сложнейший элемент — сальто на брусьях. И это после того, как в 1979-м сломала ногу!

Ее будто преследовал злой рок. Тренировалась сборная в «Стайках», что в Белоруссии . Главный элемент у нее не получался. Тренер злился и подымал голос. Лена нервничала. А потом это злополучное сальто.

Случай страшный, трагичный. Во многих газетах, в том числе и в «Комсомолке», появился материал о том, как Лена борется с недугом. Письма читателей Лене отвозили почти ежедневно. Мешками! Ей присылали игрушки, книги и конфеты — килограммами.

Лена не сдавалась. Она поступила в Московский институт физкультуры, окончила его и собиралась писать кандидатскую диссертацию. В 1982 году она получила высшую награду Международного олимпийского комитета — олимпийский орден. Журналисты нашей газеты сделали многое для того, чтобы к ней в гости приехал президент МОК Хуан Антонио Самаранч . Потом почти в каждый свой приезд в Москву Самаранч приезжал в гости к Мухиной с подарками. Он восхищался ее мужеством.

Владимир КОЗИН

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Елена МУХИНА. Родилась в 1960 году. Заслуженный мастер спорта. Абсолютная чемпионка мира (1978 г.). Чемпионка в командном первенстве (1978 г.) и в вольных упражнениях (1978 г.), серебряный призер в упражнениях на брусьях (1978 г.) и бревне (1978 г.). Чемпионка Европы в упражнениях на брусьях (1977 г., 1979 г.), бревне (1977 г.) и в вольных упражнениях (1977 г.).

ДОСЛОВНО

Олимпийская чемпионка Лидия ИВАНОВА: Лена не сразу поняла, что не сможет ходить

Рассказать о Елене Мухиной мы попросили человека, очень близко ее знавшего, авторитетнейшую фигуру в мире спортивной гимнастики, олимпийскую чемпионку Лидию ИВАНОВУ .

— Я, как сейчас, помню эту жуткую историю, хотя прошло уже 26 лет. Это случилось в Минске при подготовке к Олимпиаде. В шикарном белорусском дворце спорта были созданы условия полностью приближенные к « боевым », гимнасты работали по полной программе. В тот день Лена неважно себя чувствовала, но тренер настоял, чтобы она сделала «прогон», показала всю программу с максимальной сложностью в вольных упражнениях. В одном из сложных прыжков, когда Лена уже «пошла» в воздух, начала закручиваться, она то ли расслабилась, то ли подвел травмированный голеностоп. Но Мухина недокрутилась и со всего размаху ударилась о ковер.

К Лене подбежали, она была без сознания, померили давление — по нулям. Когда проверили ноги — они не откликались. Перелом позвоночника! Ее сразу перевезли на самолете в Москву, оперировать взялся доктор из клиники на Красной Пресне . Операция была очень сложная, жизнь Лене спасли, но вернуть здоровье уже не смогли. Она так и осталась навсегда парализованной.

Хотя поняла она, что не сможет двигаться, далеко не сразу. Когда я приходила к ней в палату, она мне жаловалась: «Представляешь, я лежала на вытяжке и подросла на семь сантиметров! Теперь ведь все мои брючки мне малы будут!»

Я думала: «Милая моя, когда ты еще эти брючки наденешь!» Но она не сдавалась, и даже когда окончательно стало понятно, что подвижности уже не вернуть, не отчаялась. Хотя ситуация была хуже не придумаешь: еще вчера ты здоровый человек, готовишься к Олимпиаде, а сегодня лежишь пластом и не можешь пошевелить ни рукой, ни ногой! Ее шнуровали в специальный корсет с ног до головы , но и это не очень помогало. Если ее сажали в инвалидном кресле чуть-чуть криво, подвинуться она уже не могла. Как мне казалось, она потом обижалась на того врача, который ее оперировал.

Могу сказать, что это была самая тяжелая травма с самыми тяжелыми последствиями в нашей гимнастике за все годы. Лена сама говорила: «Странно, с такой травмой, как у меня, долго не живут. Три-четыре года — и все, а я вон сколько живу». Она двадцать лет двигалась, а потом двадцать шесть лет лежала. Наш спорткомитет не оставил ее в беде, ей дали квартиру, назначили пенсию. У нее было все самое лучшее, что можно было придумать для связи с миром: телевизор, радиоприемник. Потом ей поставили тарелку спутникового телевидения. Сделали специальный пандус к балкону, чтобы можно было вывозить ее дышать воздухом.

Для меня было удивительно, что она не замкнулась в себе. Она начала много читать, будто наверстывая то, что не успела сделать за годы спорта. Ей сделали специальную подставку под книгу, но она не могла даже перелистнуть страницу.

В последние годы с ней жила наша гимнастка Елена Гурова , но всегда был кто-то приходящий. Помогали, например, студенты мединститута. Много раз предпринимались попытки вылечить ее, но безуспешно. Хотя приходили и специалисты по китайской медицине, и другие специалисты. Попадались и аферисты, конечно, от этого никто не застрахован.

К счастью, проблем с деньгами у нее не было. Помогали спортивные общества, гимнасты, ее друзья. Например, муж Ларисы Латыниной сделал у Лены дома ремонт. Проводился марафон на одной из радиостанций для сбора средств в помощь Мухиной.

Лена всегда очень интересовалась спортом, смотрела все трансляции соревнований по гимнастике. А так как я многие из них комментирую, то потом обязательно звонила Лене и говорила: «Ну давай, Ленка, начинай критику!» И она критиковала, считала, что многое делалось неправильно, всегда имела свое мнение.

Умерла она рано утром на руках у Лены Гуровой. Та пыталась делать ей, как полагается в случаях сердечной недостаточности, массаж рук, но было уже поздно.

По-моему, основной подвиг Лены Мухиной был не на гимнастическом помосте, а уже после него. Пролежать 26 лет без движения и не утратить желания жить, остаться человеком, дай Бог каждому такое мужество.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Лидия ИВАНОВА. Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России , олимпийский чемпион (1956 г.), обладатель Кубка Европы. Супруга легендарного футболиста и тренера Валентина Козьмича Иванова, мать футбольного арбитра Валентина Иванова.

Петля Мухиной. Самая трагичная история советской гимнастики

20 ярких лет активности, побед, надежд и еще 26 – полной неподвижности.

Елена Мухина могла стать чемпионкой на московской Олимпиаде, но страшная травма, полученная за несколько недель до соревнований, кардинально изменила ее жизнь. На сборе перед Играми гимнастка решила без страховки и тренера выполнить сложнейшую связку. До этого она была лидером сборной СССР, а вот «после» уже было совсем другим – спортсменка недокрутила, врезалась в помост головой и сломала шею. Операцию 20-летней гимнастке провели не раньше чем через сутки, а кто-то говорит – через три дня. Мухина навсегда осталась парализованной

Тренера Елены, отсутствовавшего на базе в Минске, звали Михаил Клименко. Он взял Мухину 14-летней и решил, что ее козырем будет специально созданная сложнейшая программа – до того Клименко работал только с мужчинами. Через три года Елена стала второй в многоборье на первенстве СССР и выиграла три золота на отдельных снарядах на чемпионате Европы в Праге, представив там прежде неизвестный элемент на брусьях, который впоследствии был назван в честь нее – «петля Мухиной». В следующем году она победила в общем зачете чемпионата страны и завоевала три золота на мировом первенстве в Страсбурге. На награждении Мухина не смогла сдержать слез.

Читать еще:  Группа по художественной гимнастике для взрослых

Говоря, что ее никто не отпустит, Мухина в первую очередь имела в виду Клименко. Тренера она слушалась беспрекословно. Были травмы, сильные боли, но Клименко не реагировал на жалобы. Напротив, он обвинял свою подопечную в том, что она делает себе поблажки, ленится, капризничает. Лена продолжала работать.

Первая серьезная травма случилась в 1975 году во время Спартакиады народов СССР в Ленинграде. После неудачного приземления у гимнастки произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. Мухина оказалась в больнице, не могла поворачивать шею. Тем не менее ежедневно после врачебного обхода Клименко забирал гимнастку в зал, снимал ортопедический ошейник, и она тренировалась до вечера. В тот момент спортсменка почувствовала, как стали неметь ноги; узнала ощущение слабости, впоследствии ставшее для нее привычным.

Далее – переломы, сотрясения, повреждения суставов и голеностопов, выбитые пальцы, мышечные травмы. Елена Вайцеховская, как и Мухина выступавшая за ЦСКА, запомнила ее такой: «Она выглядела заторможенной, часто плакала. Как-то сказала, что не успевает полностью перейти проспект перед спорткомплексом ЦСКА, пока горит зеленый свет – не хватает сил. При этом ее произвольная программа практически на всех снарядах продолжала оставаться сложнейшей в мире».

Мухина не решилась бросить гимнастику после чемпионата мира-1978 и на показательных выступлениях осенью 1979 года в Англии сломала ногу. Провела полтора месяца в гипсе, после чего выяснилось, что кости разошлись. Ей снова наложили гипс. Клименко не стал дожидаться выздоровления и отправил Мухину тренироваться в зал на одной здоровой ноге.

«Она тогда вообще в команду не попадала. Из-за этого беда и случилась. Клименко очень хотел, чтобы Мухина в Москве выступила. Никто не сомневался, что команда завоюет олимпийское золото, и он надеялся стать тренером олимпийской чемпионки. Загнал ли он гимнастку? Именно. У Лены безумно болела нога, а он заставлял работать», – рассказывала Лариса Латынина.

Усложняя программу Мухиной в преддверии Олимпийских игр, Клименко включил в нее новый элемент в вольных упражнениях: после фляка и сложнейшего прыжка (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) приземление должно было происходить головой вниз в кувырок. Этот элемент назывался «сальто Томаса» и был взят из мужской гимнастики. По воспоминаниям Мухиной, она неоднократно говорила тренеру, что ей не хватает скорости и высоты для выполнения нового элемента, что сальто Томаса крайне опасно, так как она рискует сломать себе шею. Клименко же считал, что новый элемент не несет опасности для Мухиной и не пожелал услышать свою ученицу.

«Я несколько раз видела свое падение во сне, – говорила Мухина. – Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются».

По наиболее распространенной версии, Клименко, уезжая, запретил Мухиной самостоятельно тренировать сальто Томаса на помосте, только в поролоновую яму. Но спортсменка все же решила исполнить программу полностью, включая новый элемент. Свидетелем злополучного падения стала гостренер сборной СССР, ныне комментатор по спортивной гимнастике Лидия Иванова, у которой свое видение истории.

«В тот день Лена неважно себя чувствовала, но тренер настоял, чтобы она сделала прогон, показала всю программу с максимальной сложностью в вольных упражнениях, – рассказывала Иванова. – В одном из сложных прыжков, когда Лена уже пошла в воздух и начала закручиваться, она то ли расслабилась, то ли подвел травмированный голеностоп: Мухина недокрутилась и со всего размаху ударилась о ковер. К Лене подбежали, она была без сознания, померили давление – по нулям. Когда проверили ноги – они не откликались. Перелом позвоночника! Ее сразу перевезли на самолете в Москву, оперировать взялся доктор из клиники на Красной Пресне. Операция была очень сложной, жизнь Лене спасли, но вернуть здоровье уже не смогли. Она так и осталась навсегда парализованной».

Иванова не уточнила, какой именно тренер настоял на полном прогоне программы; также остается непонятным, как получилось, что в Минске не смогли прооперировать гимнастку сразу после ее падения. Немедленное хирургическое вмешательство могло значительно облегчить положение Мухиной. Но в тот день у врачей нужной квалификации были то ли выходные, то ли отпуска.

Нина Лебедева, методист по лечебной гимнастике и массажу спинально-мозгового отделения 19-й московской городской больницы, описывала травму спортсменки следующим образом: «У нее случился анатомический разрыв, а это – перелом шейных позвонков с повреждением спинного мозга. То есть к моменту операции начались необратимые процессы. Анатомический разрыв – это, повторюсь, не только повреждение позвоночного столба. При такой травме пострадавший обречен на неподвижность, а без операции – на верную смерть».

После первой операции последовали другие, но видимых результатов они не принесли. Гимнастка оставалась почти полностью парализованной: не могла стоять, сидеть и даже держать ложку. Двигательная активность сохранилась только у плечевого и локтевых суставов. Около года она провела в спинальном отделении столичной больницы, после чего вернулась в московскую квартиру. Мухина обращалась к Валентину Дикулю, создателю методики по реабилитации заболеваний опорно-двигательного аппарата. Но через пару месяцев серьезных физических нагрузок ее вновь госпитализировали – стали отказывать почки, и занятия пришлось прекратить.

Несмотря на всю безнадежность ситуации, Елена не утратила интерес к жизни. «После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больниц мне надо бежать. Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять отношение к жизни. Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума. Поняла, что заповеди «не думай плохо», «не поступай плохо», «не завидуй» не просто слова. Что между ними и тем, как человек себя чувствует, есть прямая связь. Я стала чувствовать эти связи. И поняла, что по сравнению с возможностью думать отсутствие возможности двигаться – это такая ерунда», – прзнавалась Мухина.

Сальто Томаса через некоторое время после травмы Мухиной было запрещено правилами в женской спортивной гимнастике.

Тем не менее забыть своего тренера, который так и остался в памяти тесно связанным с кошмаром прошлого, гимнастка не смогла. Она заметно сдала, когда узнала, что Клименко, вскоре после трагедии уехавший с семьей в Италию, вернулся в Москву. Встречаться с ним Мухина категорически отказалась.

Елена умерла 22 декабря 2006 года. Она никогда не жаловалась. Она приняла испытания, выпавшие на ее долю, и показала другим пример достойного поведения в самой безысходной ситуации.

Советская гимнастка сломавшая позвоночник

Войти

Пятничные посиделки. Елена Мухина (1960-2006)

Елена Мухина родилась в Москве в 1960м. В 1962 умерла её мама, отец брать на себя ответственность за маленького ребенка не захотел, а в 1965, как пишут и его не стало. Воспитанием Елены с двухлетнего возраста занималась бабушка, Анна Ивановна.
Елена росла очень застенчивой, но гимнасткой хотела стать с детства. Позже в интервью она рассказывала: «Однажды на уроке появилась неизвестная женщина. Представилась: Олежко Антонина Павловна, мастер спорта. И говорит: кто хочет заниматься в гимнастической секции – поднимите руку. Я чуть не закричала от радости!«

Благодаря упорству, таланту и чрезвычайной работоспособности Мухина вскоре попала к тренеру Александру Эглиту в спортивный клуб «Динамо». Через некоторое время Эглит перешел работать в ЦСКА и забрал с собой своих учениц, среди которых была и 14-летняя кандидат в мастера спорта Елена Мухина. В том же 1974 году Эглит предложил коллеге-тренеру Михаилу Клименко взять свою подопечную в его группу, и Клименко, который до этого тренировал только мужчин, согласился. С этим тренером и была впоследствии связана вся спортивная карьера Елены Мухиной.

Елена Мухина и Клименко

Методы работы у Михаила Клименко были жесткими, подчас жестокими. Решив сделать из Мухиной чемпионку мира, Клименко сделал упор на сложность её программы. Программа получилась сложнейшая, просто невероятная. В 1977 году на чемпионате Европы в Чехии Елена Мухина на брусьях выполнила фантастический элемент, названный после «петля Мухиной».
Нелли Ким рассказывала: «У Лены на брусьях был чудо-элемент, который назвали «петлей Мухиной». Раньше была «петля Корбут», а потом появилась и «петля Мухиной», когда Клименко по предложению своего брата Виктора решил усовершенствовать «петлю Корбут» — получилось нечто потрясающее. Зрители ахают и закрывают глаза, а Мухина, как в цирке, взмывает над брусьями и порхает в воздухе»

С такой программой постоянные травмы были неизбежны. Тренер гнал и гнал вперед, не давая возможности их залечить или просто передохнуть. Однажды перед Кубком СССР Лена серьезно травмировала ахилл. Врач команды просил снять Мухину с малозначительных соревнований. Клименко пообещал. А на следующий день Лена со страшной мукой на лице вышла на помост…

Читать еще:  Упражнения для талии в тренажерном зале

В 1975 году на Спартакиаде народов СССР у Лены после неудачного приземления произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. При такой травме невозможно поворачивать голову. Однако каждый день в больницу к ней приезжал Клименко и увозил в зал, где она без ортопедического «ошейника», необходимого для реабилитации подобных травм, тренировалась целый день.

Перед чемпионатом Европы Елена ударилась боком о нижнюю жердь брусьев так, что та расщепилась. «По ощущениям я сломала себе ребра, — рассказывала позже Лена. — Но тогда, посидев десять минут на матах, в полубессознательном состоянии отработала еще и вольные, и бревно. Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, но он лишь процедил сквозь зубы: «Ты вечно ищешь повод ничего не делать«. На сотрясения мозга, воспаления суставов, подвернутые голеностопы и выбитые пальцы она даже не обращала внимания. Боясь гнева тренера, она скрывала свои травмы, тайком нюхала, зажатый в руках, нашатырь и шла на очередной снаряд.

Результатами этого адского труда стали блистательные победы на всевозможных чемпионатах. К 1979 году Елена Мухина завоевала, а здесь именно это слово уместно, звания:
Абсолютная чемпионка мира (1978)
Чемпионка в командном первенстве и в вольных упражнениях (1978)
Серебряный призер в упражнениях на брусьях и бревне (1978)
Чемпионка Европы в упражнениях на брусьях (1977, 1979)
Чемпионка Европы в упражнениях на бревне и в вольных упражнениях (1977)
Серебряный призер в многоборье и в вольных упражнениях (1977, 1979)
Бронзовый призер в опорных прыжках (1977)
Победительница Кубка Мира в упражнениях на брусьях и бревне (1977)
Абсолютная чемпионка СССР (1978)
Чемпионка СССР в упражнениях на брусьях (1978, 1977)
Чемпионка СССР в вольных упражнениях (1977)
Серебряный призер в многоборье и Кубка СССР в многоборье (1977)
Бронзовый призер чемпионата СССР в упражнениях на брусьях (1977)
Бронзовый призер чемпионата СССР в вольных упражнениях (1978)
Награждена высшим знаком олимпийского почёта Серебряным Олимпийским орденом Международного олимпийского комитета
Кавалер ордена «Знак Почёта».

Напряжение было страшным. Елена позже рассказывала: «Клименко всегда страшно нервничал перед соревнованиями, дергал меня. Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственное благополучие и карьера напрямую зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

На последние в своей жизни сборы в Минск Мухина приехала с больными от перегрузок голеностопами, коленями, и к тому же у нее началось воспаление суставной сумки кисти. По мнению одного из тренеров, она разбилась потому, что просто недотолкнулась в разбеге той самой, недавно травмированной, ногой. Это были сборы по подготовке к московской олимпиаде. Июль 1980 года. Михаил Клименко уехал на пару дней в Москву. Елена работала самостоятельно и на одной из тренировок решила попробовать уникальную связку — после фляка и сложнейшего (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) прыжка приземление должно было происходить не на ноги, как обычно, а головой вниз, в кувырок. Гимнастка неудачно толкнулась, ей не хватило высоты, и на глазах главного тренера женской сборной Амана Шаниязова, тренера Лидии Ивановой и тренера команды по акробатике она упала головой в пол, повредив шейный позвонок.
Первая операция на позвоночнике была сделана Мухиной лишь через сутки после травмы. Кто-то из ключевых хирургов был в отпуске. Операция длилась несколько часов, но из-за промедления результат во многом был неутешительным – Мухина осталась почти полностью парализованной. После очередной операции в боку гимнастки образовался свищ, который не затягивался полтора года. Каждый раз врачам с колоссальным трудом удавалось выводить Мухину из послеоперационной комы — организм отказывался бороться за жизнь. Елена в интервью рассказывала: «После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больниц мне надо бежать. Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять свое отношение к жизни. Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума. Конечно, поначалу я страшно жалела себя. Особенно тогда, когда впервые после травмы вернулась домой, откуда уходила на своих ногах, и где все по-прежнему предполагало присутствие человека на ногах. К тому же почти каждый, кто приходил меня проведать, спрашивал: «Ты собираешься подавать в суд?» Когда журналистка спросила Мухину, что она думает на этот счет, Лена ответила: «Это я приучила Клименко к тому, что могу тренироваться и выступать с любыми травмами. »

После того, как несчастье произошло, одна из тогдашних руководителей сборной СССР сказала Мухиной: «Кто же знал, что тебе было на самом деле так плохо, как ты говорила?»
Не знали тогда и о том, что Лена, выходя из гостиницы на тренировку, каждый раз задерживала взгляд на проезжающих мимо машинах, автоматически прикидывая: если броситься под колеса — успеет та затормозить или нет. Примерялась к карнизу за окном гостиничной комнаты и рассчитывала, как должна прыгнуть, чтобы было наверняка. Позже близкие подруги спрашивали, почему она не бросила гимнастику раньше?
«Не знаю, — следовал ответ. — Я несколько раз видела свое падение во сне. Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются«.
За восемь лет Лену Мухину оперировали несколько раз, и после многочисленных операций летом 1985 года ей предложили обратиться к Валентину Дикулю. Однако в результате огромных нагрузок на организм через пару месяцев она опять попала в больницу — отказали почки. Но Мухина не сдавалась. Через несколько лет после страшного падения могла сидеть немного в кресле, держать ложку, немного писать. К ней приходили преподаватели, читали лекции, принимали экзамены. Она сумела окончить Московский институт физкультуры. Всё это сидя или полулежа.
Тренер Мухиной, Михаил Клименко, обосновался в Италии. Когда он на некоторое время вернулся в Москву и хотел встретиться с Еленой, она отказалась наотрез, хотя к остальным своим соратникам относилась прекрасно и старалась жить очень оптимистично.
В 2005 Елена пережила страшную трагедию — смерть бабушки. Отдать ее в дом для престарелых Елена не захотела, несмотря на то, что 92-летняя женщина сама требовала постоянного ухода. И, уже выжив из ума и чувствуя, что умирает, постоянно кричала внучке: «Я не оставлю тебя. Пойдем со мной!».
Мухина пережила и этот кошмар. Попросила, когда Анны Ивановны не стало, лишь об одном: когда придет время, ни при каких обстоятельствах не хоронить ее рядом с бабушкой. И не проводить вскрытия. Оставить в покое.
Последние шесть лет с Еленой жила Лена Гурина, с которой она вместе выступала. Это был такой замечательный тандем — две гимнастки, они очень хорошо понимали друг друга. Тамара Жалеева вспоминает разговоры с Еленой Мухиной по телефону: «А вы знаете, Тамара Андреевна, мы вот с Леной Гуриной смотрим и решаем: как вот эта музыка? Подходит этой гимнастке или нет? Юле Ложечко, например, или Ане Павловой? Я говорю: нет, не подходит — и оказывается, что и Лена так думает».
Последние годы Елена Мухина все время лежала. Жалеева часто бывала у неё. Они обсуждали современную гимнастику, программы. Тамара Андреевна вспоминает, что однажды спросила Елену: «Что у тебя болит-то, что ты все болеешь в этом году? А она вдруг говорит: «Тамара Андреевна, ну разве столько живут с моим диагнозом? Вы же знаете, сколько мне операций сделали, — всё болит. И почки, и печень, и сердце — всё село. А я лежу. Ведь столько не живут!» Я ей говорю: «Леночка, миленькая… Не надо об этом думать!» — «Как не думать — так много я уже живу». Вот так и поговорили. Я даже не предполагала, что все так быстро произойдет. Я заходила к ней еще 26-го, а Леночка Гурина говорит: «Она заснула, не хотела, чтобы ее будили». Я ушла — даже не поздоровалась, ничего, и как-то у меня так сердце защемило… На следующий день она умерла. В три часа дня она сказала: «Лена, мне очень плохо». И стала задыхаться. В пять часов ее не стало».

Елена Вячеславовна Мухина скончалась 22 декабря 2006 года и была похоронена в Москве на Троекуровском кладбище.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector